Технологии продуктивного воздействия в деловом общении

Поднимается на новые вершины тот, кто умеет привлечь на свою сторону всевозможных специалистов и потенциальных партнеров, и застать врасплох конкурентов

Наши услуги

Интервью Владимира Чернеца «Что такое коучинг и кому он нужен»

Разговор бизнесменов:
– У тебя есть коуч?
– Нет.
– Ну ты и неуч.

Коучинг в российской деловой среде уже давно не воспринимается как экзотика. Однако, с другой стороны, сложно сказать, что он окончательно занял собственное место в системе бизнес-консультирования и образования, четко вписался в существующую систему наравне, скажем, с тренинговыми и консультационными услугами.

Мы беседуем о коучинге с опытным тренером-коучем компании «СЭТ» Владимиром Алексеевичем Чернецом.

 

– Владимир Алексеевич, не секрет, что сегодня можно встретиться с разными определениями целей, задач и основных методов коучинга. Хотелось бы, наконец, услышать от вас как от человека, давно и с успехом занимающегося коуч-консультациями, компетентное мнение.

– Наверное, однозначного ответа я вам тоже не дам, потому что на данный момент в России существует несколько школ, а сколько школ, столько и направлений, столько и представлений о коучинге.

Например, есть устойчивая точка зрения, что коучинг – это форма обучения. У человека есть какие-то проблемы, допустим, с публичным выступлением, и коуч его учит строить публичный диалог, вести себя на публике. Или, если есть проблемы в коллективе, – разрешать конфликты…

Другой взгляд: коучинг – это наставничество. Такое старое представление (хотя оно есть на всех западных фирмах): приходит опытный наставник, который обучает, наставляет, поддерживает более молодого работника, вводит его в курс дела, помогает ему (как консультант или тренер) решить какие-то профессиональные задачи.

О коучинге можно говорить и как об особой форме взаимодействия, которое направлено на то, чтобы помочь человеку самому решить задачи или проблемы, которые у него есть, добиться тех целей, которые перед ним стоят. В этом смысле коуч похож на тренера-фасилитатора, модератора групповых процессов: он не дает прямых советов, хотя, кстати, есть коучи, которые (имея большой опыт работы) все-таки дают советы и рекомендации.

Вообще говоря, классический коучинг (как его придумали основатели метода) – это особая технология, направленная на развитие человека.

Основные вопросы коуча: «В чем ваша цель? Какую задачу вы хотите решить?».

Ответы должны быть осязаемые, конкретные: «Я хочу, чтобы моя компания стала компанией №1 на этом рынке», «Я хочу построить новый цех», «Я хочу стать лучшим менеджером», «Я хочу внедрить новую компьютерную технологию», «Я хочу получить заказ или инвестицию» или «Мне очень нужен этот кредит».

Если нет определенной цели, задачи, если человек пришел просто абстрактно посоветоваться, это, в моем понимании, не клиент коуч-тренера. Необходимое условие: человек что-то хочет сделать, чего-то добиться, но не может сделать этого сам, у него по каким-то причинам не получается. В процессе работы с коучем может оказаться, что на самом деле человеку это и не нужно, но для начала работы наличие осознанной цели почти обязательно.

– Владимир Алексеевич, все названные разновидности коучинга предполагают формат индивидуальной работы. Следует ли полагать, что коучинг может быть только индивидуальный, личностный?

– Нет, существует и групповой коучинг. Кстати, в прошлом году у меня был опыт как раз такой работы в крупной российской компании. В групповом коучинге коуч еще менее выступает как носитель какого-то передового знания, чем в индивидуальном. Здесь его задача – помочь группе, например, руководителей найти решение некой практической проблемы. В таких случаях работа начинается с верхних эшелонов и затем «спускается» ниже по вертикали принятия решений. Сходство и отличие такой формы работы от тренинговой в том, что в групповых коуч-сессиях решаются проблемы, которые действительно стоят перед руководством компании, при этом (как и в тренинге) получается определенный коммандообразующий эффект.

– Как проходит типичная коуч-сессия?

– Специфика работы с коучем состоит в том, что:

  • коуч не дает никаких советов;

  • коуч побуждает, вдохновляет человека на собственный поиск решения.

Это обычно коучинговая сессия, которая продолжается около часа где-то раз в неделю, не чаще, потому что за это время сам человек должен что-то сделать, пройти какой-то путь, прийти к каким-то выводам. Со стороны это выглядит как беседа: сидят два человека, разговаривают, что-то пишут. Основная задача этой беседы – помочь человеку открыть в себе нужные ресурсы, помочь осознать то, что, как правило, он глубоко внутри себя уже знает. Это может быть решение проблемы, признание сложившейся ситуации, правильный вывод, который при обычных обстоятельствах сложно сделать. И результат этой беседы – человек выходит воодушевленный, т. к. проблема либо решилась, либо стало очевидно, что её решение невозможно при заданных обстоятельствах или лежит в совершенно в другой плоскости.

– В чем основное достоинство метода коучинга, на ваш взгляд, в чем главный секрет коуча?

– Тренер-коуч вовсе не знает все лучше всех, он и не претендует на это. Он не был (и вряд ли будет) председателем правления банка, крупным чиновником или директором металлургического комбината, но, имея опыт общения с сотнями руководителей подобного ранга, он может консультировать и того, и другого, и третьего. Коуч может сподвигнуть консультируемого на принятие каких-то решений, расширить круг возможных действий. Кстати, все-таки не исключен и элемент непосредственного обучения. Это будет уже не классический коучинг, но это будет именно то, что на данный момент необходимо заказчику.

– Если зашел разговор непосредственно о заказчике, существует ли у коучинга российская специфика?

– Без сомнения. Традиционно у нас очень жесткая иерархическая структура, в которой личная инициатива, самостоятельный поиск решений чреваты негативными последствиями. Поэтому и от коуча ожидаются прямые указания, как сделать и что, хотя классический коучинг и не приемлет прямых рекомендаций. Поэтому и получается, что классический коучинг у нас устоялся только в сфере личностного роста. Это так называемый «лайф-коучинг». А в сфере практической, деловой, в сфере бизнес-решений под коучингом понимается в основном совмещенный подход, где присутствуют и обучение, и консультация. Именно такой подход позволяет решить действительные проблемы российского руководителя.

Коучинг – это искусство задавать вопросы, мотивировать и воодушевлять клиента. Даже если в процессе работы у консультируемого возникнет понимание того, что данная проблема не решаема в принципе или «не его», или что он в данный момент не имеет ресурсов для достижения поставленной задачи, это прекрасный результат, который в дальнейшем убережет от ощущения материальной или личностной несостоятельности, позволит с большей отдачей использовать освободившиеся ресурсы.

– Владимир Алексеевич, как бы вы определили основную сферу приложения коучинга? В каких случаях следует искать именно коуча, а не, скажем, бизнес-тренера, консультанта?

– Когда нужно решить конкретную задачу и человек, облеченный властью, полномочиями, имеющий в своем распоряжении необходимые ресурсы, эту задачу решить не может. Ему не поможет второй руководитель, новый директор по персоналу или по финансам – у него все это есть, а задача не решается. Ни один тренинг, ни одна консультация ему не помогут, а вот коучинг может помочь. Коуч поможет ему понять, в чем его сила, в чем его ресурс, и привести его к решению задачи.

На самом деле, чем выше ранг руководителя, тем больше он нуждается в коуче. Потому что он не пойдет на тренинг или к консультанту: ранг не позволяет, а вот на сеанс коучинга он может согласиться.

Проблемы могут быть самыми разными, непохожими друг на друга. Например, у меня (президента компании) очень сложные отношения с вице-президентом. С одной стороны, я бы его уволил, но с другой – я сам его искал, некем заменить и т. п. Вопрос: как установить отношения с ним?

Или другой пример (кстати, вполне реальный): компания взяла крупный кредит в банке и тут случился кризис. Что делать: в бега подаваться, перезанимать кредит или делать что-то еще?

Конечно, любой консультант предложит несколько общих работающих схем: отсечь лишнее; посмотреть, какая часть бизнеса дееспособна и развивать её и т. п., но ведь у обратившегося собственный подход, свое видение ситуации… Кроме того, он растерян – ему нужно не столько предоставить готовую схему действий, сколько поддержать, помочь прийти к верным выводам, убедить в их эффективности. То есть, с одной стороны, найти правильное решение, с другой – поднять уверенность в себе, помочь найти силы для их выполнения.

Складывается ощущение, что коучинг – это, в основном, проработка личности…

Этим занимается «лайф-коучинг». Там мы обсуждаем, как человеку выбрать свой путь в жизни, где ему работать, жениться или разводиться. А сфера применения обычного коучинга – это совсем другое.

Коучинг – это развитие человека в бизнес-сфере. Типичные вопросы здесь: как развить компанию, как выйти из кризиса победителем, то есть что делать? Отличие от консультанта состоит в следующем: консультант способен ответить на прикладные вопросы (как выстроить стратегию, структуру компании). А коучинг начинается с таких отправных положений, как, например, «Я не знаю, нужна ли мне эта стратегия» или «Я хочу разработать новую структуру, но почему-то этого не делаю», или «У меня есть задача – реконструировать производство, но я её не решаю».

Во многом это проблема «горячих» и «холодных» знаний. Сколько полезных советов мы в детстве слышали от родителей, воспитателей, учителей? Наверняка, немало. А сколько взяли на заметку? В лучшем случае десятую часть. Почему? Потому что это не наши знания, не наш опыт. Именно поэтому ни коучи, ни организационные консультанты советов не дают, понимая их бесполезность, бессмысленность для конкретного человека. Нужно подвести его к решению.

Главное – заставить человека двигаться, скорректировать его путь, отследить выполнение процедурных задач. Сами решения часто ясны, просты и очевидны – сложно заставить себя им следовать. Коучинг – это способ приобщить человека к «горячим» знаниям.

– Коучинг как управленческая дисциплина не первый год в России. Изменилось ли отношение к нему, скажем, по сравнению с докризисным периодом?

– Конечно. Раньше увлечение коучингом было во многих отношениях сродни модному увлечению. Коуч-тренеры так и предлагали свои услуги: мол, возьмите 10 коуч-сессий – разовьем все необходимое.

Теперь ситуация ощутимо поменялась. Выросла конкретность запроса. Люди уже не хотят развиваться вообще, абстрактно – они хотят развиваться в заданном направлении, в решении конкретных задач.

Мои любимые направления в коучинге – это классический коучинг. Когда я не даю никаких советов, но помогаю консультируемому решить какие-то его задачи. Предпочитаемые темы: управление, управление персоналом, организация личной работы руководителя, коммуникация в конфликтных ситуациях (коммуникация с соучредителями, топ-менеджерами, взаимодействие владельцев и топов).

– Не могли бы вы назвать некоторые примеры из вашей практики?

– Назвать своих клиентов я не могу из-за условий оказания коучинговых услуг. Бóльшая часть моих клиентов – это вполне узнаваемые люди и предприятия. Мне часто приходится подписывать даже своего рода договор о неразглашении.

Хотя, если честно, лично для меня это странно. Дело в том, что на Западе руководители крупных фирм не скрывают того, что работают с коучами, это не отрицательная характеристика. Коучинг нужен именно для преуспевающей компании или руководителя, менеджера, чтобы стать еще более успешными. Там часто на одном предприятии работают даже несколько компаний-провайдеров услуг. У нас приглашение коуча воспринимается как свидетельство внутреннего кризиса, поэтому проведение коуч-сессий, как правило, не афишируется. Но, я думаю, все понемногу изменится, уже сейчас меняются и отношение, и взгляды на работу коучей.